Почему любой новый автомобиль кроме LADA Vesta скоро станет недоступной роскошью

0 16

Почему любой новый автомобиль кроме LADA Vesta скоро станет недоступной роскошью

Почему любой новый автомобиль кроме LADA Vesta скоро станет недоступной роскошью Не хочешь продавать свою продукцию подешевле — заставь своего более успешного конкурента увеличить цены! Примерно такой стиль борьбы за российского покупателя продвигает сейчас единственный, по сути, отечественный производитель легковушек АВТОВАЗ. Максим Строкер

Мало кто в России не в курсе задранных до небес цен на новые машины даже наибюджетнейшего сегмента. Немалую (если не основную) вину за это несут заградительные таможенные пошлины и утилизационный сбор. Их в обязательном порядке уплачивают компании-автоимпортеры.

Поэтому даже самая дешевая новая иномарка стоит в России как минимум вдвое дороже чем на своем родном рынке. Например, Jetta VA3 (аналог VW Polo) с конвейера китайского производственного филиала Volkswagen отправляется в салон местного дилера по цене в 600 000 рублей — в пересчета на наши деньги. А в России этот же автомобиль стоит в рознице уже около 1,6 млн. рублей.

И это при том, что его компания-импортер отнюдь не «жирует», оставляя себе лишь 100 000—150 000 рублей «маржи». Всю остальную разницу между «китайской» и «российской» ценами, за вычетом еще примерно 150 000 рублей расходов на логистику, забирает отечественная казна. Вот и не стоят в очередях российские потенциальные покупатели за «народным автомобилем» из Китая. Дорого потому что. И не менее 178 000 рублей в его «конском» ценнике приходится на утилизационный сбор. Не будь его — глядишь и появился бы лишний покупатель у модели!

Почему любой новый автомобиль кроме LADA Vesta скоро станет недоступной роскошью

На днях АВТОВАЗ сообщил, что стоимость его варианта российского «доступного автомобиля» — LADA Vesta NG — cтартует с 1,24 млн. рублей. Около 1,5—1,6 млн. рублей дилеры будут просить за топовые версии модели. Однако если ты наскреб денег на самую дорогую LADA (без малого 1,7 млн.), то поглядев на китайский «фольксваген» за 1,6 млн. можешь и не устоять: плюнешь на патриотизм и выберешь иномарку, доплатив смешные 100 000 рублей. Тем более, если речь идет о покупке авто в кредит.

Похоже, что как раз эта ситуация и не дает покоя «топам» российского автопрома. У них-то все никак не получается сделать симпатичную и надежную (хотя бы как все та же Jetta VA3) машину по «китайской» же цене. Входит намного дороже. Зато у них под рукой есть замечательный «рыночный инструмент» — лоббистские возможности нынешнего главы АВТОВАЗа, бывшего министра транспорта Максима Соколова.

В ходе коллегии Минпромторга он, кстати, уже высказался за радикальное повышение утилизационного сбора для иномарок-конкурентов LADA Vesta NG — с нынешних 178 000 рублей до 300 000 рублей — сразу на 70%. Чтобы и Jetta VA3, и прочие «почтиконкуренты» детища АВТОВЗа, подорожали еще на 122 000 рублей.

Почему любой новый автомобиль кроме LADA Vesta скоро станет недоступной роскошью

Такой разрыв в цене, надо полагать, отобьет у небогатых российских автомобилистов желание рассматривать иномарки в качестве альтернативы посконной LADA. Разумеется, на словах скачкообразный рост утильсбора объясняется исключительно заботой о защите отечественного авторынка. А не прибылей АВТОВАЗа. Хотя на самом деле это чистой воды лукавство. Вот если бы китайские конкуренты Vesta NG уже сейчас продавались у нас по тем же ценам что и на родине, тогда — да: у АВТОВАЗа не было против них никаких шансов.

В данный же момент заградительные таможенные пошлины и так прекрасным образом отсекают всех его потенциальных конкурентов. То есть повышение утильсбора существенным образом авторыночную ситуацию в России не поменяет. Просто цены на все новые автомобили фронтально вырастут. Сделав их еще менее доступными для большинства россиян. Печально. Но зато АВТОВАЗ благодаря этому будет живее всех живых: продолжит радовать нас пусть не массовыми автомобилями, так хотя бы самим фактом своего существования…

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.